1975

Feb. 25th, 2010 02:43 am
В первый раз я попробовал Кока-Колу в 1975 году в Болгарии. Мы там работали на сельхозработах. В один из редких выходных (деньги были дороги, и по выходным мы предпочитали выходить на работу, жлобски понимая, что аккуратные болгары платят за эти дни вдвое, как за сверхурочные, за полтора месяца, стало быть, чистых выходных было два или три дня), мы отправились кутить в придорожное кафе. Это был чисто культурный порыв, так как на территории лагеря имелся бар с напитками, правда кока-колы там не подавали, ограничиваясь местной "лимонадой" (газирана напитка, на основа на лимонена киселина, с добавени изкуствени подсладители, оцветители и други химикали, как мне сообщила сейчас болгарская Вики). Лимонада была вкусная и желтая. А тут принесли нечто чорное, пузыри били в нос, вкус был невероятный, мы вдруг окосели, став вмиг счастливыми, но оставшись бодрыми. Когда принесли счет, выяснилось, что мы пили коктейль "кола плюс водка", сто грамм кока-колы на сто грамм "Столичной".
Последний раз я активно участвовал в выборном процессе весной 1990 года. Лебедев включил меня в числе еще четырех своих друзей в группу поддержки, или как она там называлась. Я - существо политически пассивное и реагирую только на личные просьбы тех, на чьи личные просьбы я реагирую. Тогда было много забавного, например, полное отсутствие интереса к итогам выборов со стороны того, что тогда считалось (да и являлось) т.н. "властью". Проявлялось это, в частности, в том, что вечером и ночью приходования актов с участков (прошу прощения у профессионалов, пишу как запомнил, поэтому возможны неточности), т.н. демократы с ног сбиваясь считали чего-то там бумажное, привозимое с мест. При этом, номенклатурное начальство, не видя во всех этих выборах никакой угрозы себе и, одновременно, никакого проку, (а ведь оно пало по итогам этой ночи), уединилось в одной из комнат Троицкого горсовета. Из этой комнаты доносились какие-то жуткие кинозвуки. Мне понадобилось вызвать оттуда по технической надобности начальника местного УВД. Я открыл дверь - там было совершенно темно, накурено и какие-то красно-синие тени мелькали на экране большого импортного телевизора. Мильтон, которого я окликнул по имени-отчеству, с видимой неохотой вышел со мной в коридор. Решив вопрос, он скрылся обратно, а я спросил пробегавшего мимо демократа, что там происходит. "Да ничего - ответил он, - сидят, порнушку смотрят, считают, что у них все схвачено".

Совсем уже ночью мы повезли итоги в Подольск. От наблюдателей выделили меня - я сидел на заднем сиденье "Волги", держа заветный опечатанный ящик на коленях, зажатый (я, а не ящик) между двумя охранниками в штатском. На переднем сиденье ехал чудесный гэбэшный дядька, приставленный курировать Троицк, огромный флегматичный субъект по фамилии Архиереев. Степень моего тогдашнего идиотизма легко понять, если принять во внимание, что главное, что меня занимало, было - хватит ли у меня карманных денег, если те, кто меня (как я тогда думал) согласились подвезти до Подольска, потребуют рассчитаться за проезд. (update - всю выборную лебедевскую эпопею мы проделали с Бебчуком [офф-топ: Сережа, сегодня на выставку приходил учитель из твоей школы, я просил его передать привет тебе - пану директору:)] и Людой Прокопьевой, перемещаясь по Подольскому району на рейсовых автобусах, умный Бебчук пытался решить оптимизационую задачу коммивояжера, но, сколько помнится, это не помогло).

(update2: Лебедев на выборах в ВС РФСР был самовыдвиженцем. У троицких демократов был собственный кандидат, на встрече они предупредили нас, что организационно помогать не будут, но не будут и мешать; их кандидат прошел , прошел и номенклатурный кандидат, руководитель местного агропрома, из отставных, Лебедев шел сразу за ним с незначительным отрывом и не попал, о чем ниже).

В понедельник в три в Подольск поступили результаты голосования в воинских частях. Кандидат от номенклатуры выигрывал у Лебедева с ничтожным перевесом в несколько сот голосов, что для стопятидесятитысячного округа было если не равно нулю, то весьма близко. Вечером того же понедельника, отоспавшись, мы с Лебедевым и Бебчуком на лебедевской Ямахе сделали примитивную стат. обработку. Выявилось три региона с явкой под 98 процентов, в которых - о чудо! - процент голосов, поданных за кандидата от номенклатуры, составил 80. Нанеся на график эти убедительные (как нам казалось) итоги, братья-математики отправили меня в прокуратуру. Я беседовал на Пушкинской с дежурным прокурором (?), который равнодушно взглянув на красивые графики, сказал мне следующее: "Да, выглядит подозрительно. Но, знаете, я никакого заявления принимать не буду". На просьбу указать, куда можно направить жалобу или протест, ответил, зевнув: "Не знаю. Подавайте куда хотите, плетью обуха не перешибешь".

Лебедев тем самым не прошел в ВС РСФР, но в своем Троицке был выбран мэром (выборы были какие-то многоствольные). После провала путча гэкачепистов (о котором должен быть отдельный мемуар) он позвонил мне и убитым голосом сказал, что все, кранты - вся районная номенклатура, испугавшаяся было в марте 90-го, в августе 1991-го года воспряла и с энтузиазмом принялась реализовывать план в поддержку Ельцина. "В Подольске глав поселений проинформировали, что от имени президента России курировать нас будет Архиереев, но уже с совершенно иными полномочиями" - сказал Гена.

2017

S M T W T F S

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 21st, 2017 04:34 pm
Powered by Dreamwidth Studios