Feb. 1st, 2014

Сегодня с одной стороны дядя в сером пиджаке бил ритмически рукой по бархатному бортику, отделяющему уют первого ряда амфитеатра от страшной бездны партера (бархат искусственный, что жаль), а с другой стороны юноша с девушкой не только аплодировали между частями 7-й симфонии Бетховена, но и выражали свой восторг и почтение, порываясь встать и хлопать стоя. Утомительную нервность первого (который был с одной стороны) я прекратил боковым вспышечным в темноте зырком, а парочка с другой стороны бралась по частям - после второй части девушка оказалась поумней (не стала вставать и даже хлопать), а после третьей затих и юноша. Хотелось бы, кстати, получить ответ на знаменитый в нашей культуре вопрос, "кто организовал вставание". (тут смайлик идет - это шутка), хотя - тут update - шутки шутками, но пусть скажут спасибо Наташе, которая взором и укором удержала меня от не только от выкидывания вставальщиков в уютную темноту партера, но и от убирания внимательными и как бы чужими пальцами крупной коричневой нитки с бортика прямо напротив аплодирующей не к месту парочки. А ведь все пылинки с фальшивого бархата около себя я успел собрать, пока Н. не вмешалась. Т.е. она вмешалась, но было уже поздно! (тут смайлики и радость).

В первом отделении - Пендерецкий, Третья Симфониетта (я немного поспал вначале, буквально несколько минут, очень освежает) и Концерт для скрипки и альта. Дирижирование Федосеева (которого я почитаю и люблю) не спасло разлюли-малину. Во втором отделениии, когда за пульт встал сам Пендерецкий, играли, как догадался проницательный читатель, 7-ю симфонию Бетховена. И это с первых тактов было, что называется, почувствуйте разницу.

Между тем, при начале второго отделения представили жену пана Кшиштофа. Что сказать - она президент польского Общества Людвига ван Бетховена и генеральный директор соотв. фестиваля (ведущий с перепугу назвал ее "организатор генерального директора", помнящие нашу вековечную Анну Чехову запереглядывались). Получается, что евойная пани Эльжбета - умная баба неглупая женщина - типа, ты резвись там, пан Кшиштоф, утешайся славой (ведущий сказал, что по информации авторитетных источников, Пендерецкий - самый значительный из живуших композиторов, зал, правда, не купился и хлопать в этом месте не стал), а уж я тебе обеспечу твердые ангажементы на дирижирование Людвига нашего ван с кисточкой.

С одной стороны, было отлично, но с другой стороны... да вобщем тоже замечательно, грех жаловаться. До первого амфитеатра еще шкандыбаем!


From Russia with love I fly to you
Much wiser since my goodbye to you
I've travelled the world to learn
I must return from Russia with love

I've seen places, faces and smiled for a moment
But oh, you haunted me so
Still my tongue tied, young pride
Would not let my love for you show
In case you'd say no

To Russia I flew but there and then
I suddenly knew you'd care again
My running around is through
I fly to you, from Russia with love


Между прочим, порывался сегодня объяснять встречным-поперечным, что вторая часть Седьмой симфонии Бетховена весьма популярна у продюсеров и режиссеров фильмов не_голливудского толка. (выше - трейлер такого фильма, который я, несмотря не ёрнический тон, ставлю весьма высоко). А парадокс состоит в том, что Педерецкий (далее мысль не моя, хотя видеоряд мой) - это тоже такая музыка к кино, т.е. такая, которая имея мало собственного содержания (мыслей), оживает и наполнятеся ветром (или еще черте чем) в присутствии видеоряда - парк какой-то видится, пруд, Париж, Вовка с Иркой, разбитая конная дорога через Булонский лес, ранняя осень типа, никто не убит еще. А второй парадокс состоит в том, что Бетховен ни о каком кино знать не знал, ведать не ведал (формула, невинно позаимствованная известным советским писателем у Мельникова-Печерского, как я недавно убедился воочию, взявшись, наконец, за первоклассный роман "В лесах").
Page generated Sep. 24th, 2017 05:04 am
Powered by Dreamwidth Studios